Агостино Ди Бартоломеи. История одинокого чемпиона (часть 2)
Разделы

Все статьи сайта





Football.ua представляет очередной материал спецпроекта Calcio dello Stivale.
Агостино Ди Бартоломеи. История одинокого чемпиона (часть 2) 31 ИЮЛЯ 2009, 10:22
Предательство судьбы и Ромы

Следующий сезон должен был лишь закрепить успех джаллоросси победой в Европе, однако, как известно, все обернулось одним из самых черных дней в истории клуба. Проиграть финал – всегда трагедия, проиграть по пенальти – трагедия вдвойне, проиграть на родном стадионе в родном городе перед родными болельщики – трагедия вселенского масштаба…

Итак, финал КЕЧ в Риме 30 мая 1984 (запомните это дату, ставшую роковой и для нашего героя!), основное время закончилось вничью 1-1: Ливерпуль вышел вперед благодаря голу Фила Нила – местный бомбардир Пруццо сравнял счет. Серия пенальти. Ди Бартоломеи бил первым, как специалист и как лидер – и он не сплоховал. Ошибались другие – Бруно Конти и Франческо Грациани. После поражения джаллоросси здорово перессорились, особенно Ди Бартоломеи и Фалькао:  капитан обвинил бразильца в отказе исполнить пенальти, а тот оправдывался, что у него якобы травма. 

Меньше чем через месяц Аго поднял над головой Кубок Италии – свой последний трофей в стане джаллоросси. Правда, привкус победы был очень горьким, потому что именно капитана руководство Ромы решило выставить за дверь. Они хотели получить  деньги для оздоровления финансов клуба, по крайней мере, так была сформулирована официальная причина продажи игрока. К этому можно прибавить приглашение Эрикссона с целью привить джаллоросси новый скоростной футбол, в котором Аго не было места. 

А тифози, любившие Ди Бартоломеи, даже несмотря на его замкнутый характер, вывесили огромный плакат: "Тебя бросила Рома, но не твои болельщики!"

После Ромы

Лидхольм забрал своего любимца в Милан, где тот выступал на приличном уровне еще два сезона, но и там Рома его не оставляла. В одном из матчей Аго забил гол в ворота своей экс-команды, бурно и долго этому радовался – понятное дело, что обида не забылась. Разгневанный Чиччо Грациани вспылил и дал Де Бартоломеи пощечину – тот ответил, хотя никогда раньше такого не делал. Постепенно локальный конфликт перешел в общекомандную драку, а после матча Бруно Конти не постеснялся язвительно уколоть бывшего партнера: "Он спокойный, честный парень, который, однако, никогда не уходил с поля, вспотев". 

С приходом новатора Арриго Сакки 32-летний футболист и здесь оказался лишним. Заканчивать карьеру Ди Бартоломеи отправился сначала в Чезену, а потом в Салернитане – последняя при нем поднялась в Серию В после 24-летнего отсутствия!

Поиски себя

Ди Бартоломеи не заработал миллионы за время футбольной карьеры – время такое было. Однако мало кто сомневался в его успешной карьере после завершения. Ведь не так много людей в футболе, которые могут похвастаться двумя высшими образованиями, не так ли? К тому же Ди Бартоломеи действительно ходил в университет и экзамены сдавал. Из воспоминаний  одного тифозо джаллоросси:

"Помню лет в 9 я бегал среди игроков Ромы в поисках Пруццо, чтобы попросить у него автограф, но на моем пути встретился Ди Бартоломеи. Я  спросил о Пруцци, и он ответил, что не видел его, а потом заговорил со мной, задав типичные вопросы: сколько мне лет и кем я хочу стать, когда выросту. Я ответил тоже типично – футболистом. Он засмеялся и посоветовал продолжать играть, но не бросать учебу. Было очень странно слышать тот же совет от кумира, что и от родителей.

Через много лет в коридоре на факультете политических наук я заметил робкого мужчину, просматривающего расписание экзаменов. Человек, который говорил мне о важности образования, учился вместе со мной, на одном факультете. Мне не хватило смелости подойти к нему…

Еще через несколько лет я включил радио и услышал страшную новость. Так, как я рыдал в тот день, я не рыдал больше никогда… 

"Я чтил слова моего капитана и продолжал учиться"

Сразу после завершения карьеры Агостино пошел работать комментатором на РАИ – как раз был ЧМ 1990. Оставив телевиденье, он отдал должное своим увлечениям – Аго был человеком с очень широким кругозором: интересовался живописью и собирал картины, особенно мечтая о Модильяни (а его жена Мариза, с которой он на почве живописи и сошелся, организовывала выставки и продавала картины), слушал разнообразную музыку, много читал, отдавая предпочтение русской литературе, любил природу, животных…

Позже пытался работать в страховом агентстве, чтобы подправить финансовое положение семьи, но долго там не выдержал, потому что не мыслил себя вне футбола. Обида на руководство Ромы никуда не делась, но Аго был готов все забыть – ведь они пообещали ему позвонить и предложить тренерскую или административную должность в любимом с детства клубе!  Де Бартоломеи терпеливо ждал два года, будучи слишком скромным, чтобы попросить о чем-то самому.  А телефон  все молчал. 

Тогда Аго попробовал организовать собственное дело – открыл футбольную школу для детей, но и этот проект, увы, не принес ему желаемого успеха. Депрессия все глубже вонзала в него свои когти… 

Роковой день

Утром 30 мая 1994 года на балконе виллы Сан Марко ди Кастеллабате, что в провинции Салерно, раздался выстрел, отдавшийся таким же роковым звучанием, как и свисток судьи 10 лет назад в римском финале КЕЧ. Выстрел, направленный прямо в сердце. Выстрел, не оставляющий никаких шансов на спасение. Выстрел, который оставлял позади все проблемы и все сожаления. 

За несколько дней до самоубийства, только вернувшийся из Рима Агостино после встречи с больным отцом и отфутболенный родным клубом, поделился с салернским другом своими мыслями: "Знаешь, если кто-то решается убить себя, ему лучше стрелять не в висок. А то можно не сразу умереть и доставить себе лишние страдания". 

Рядом с телом 39-летнего Ди Бартоломеи была найдена записка: "Я чувствую себя законченным неудачником". 28 мая Аго обратился с заявлением в суд, в котором обвинял  двоих своих партнеров в том, что они попытались увести из его футбольной школы талантливых ребят, обещая им сказочные заработки от имени клубов… В самой школе накопились долги, а Ди Бартоломеи отказали в кредите за несколько дней до смерти… Бывшие партнеры-"друзья", вместе с которыми покорялись футбольные вершины, забыли о его существовании – недаром на следующий день Corriere della Sera вышла с заголовком "Слишком одинокий чемпион"… 30 мая само по себе навеивало тяжелые воспоминания о нереализованных мечтах… Что именно стало последней каплей – никто не скажет, даже если знает. 

Похороны были пышные – Рома все-таки вспомнила, что Агостино Ди Бартоломеи, оказывается, был ее великим капитаном, героем второго скудетто в истории. На гроб была возложена капитанская повязка джаллоросси – вещь, которой Аго дорожил, как ничем другим, – и море фанатских роз от той же Ромы и от Салернитаны; ультрас посвятили ему плакат "Нет слов… есть только место глубоко в сердце! Прощай, Аго!". Через некоторое время одна из улиц в районе Рима, та, где где прошло детство Ди Бартоломеи, была названа в его честь – и одновременно в честь  трагически погибшего в расцвете карьеры игрока Лацио Лучано Ре Чеккони. 

Только кому все это нужно, если человека уже не вернуть? Преданная жена Мариза Де Сантис, взявшаяся с удвоенной энергией за все дела мужа, в том числе за его школу для юных футболистов (она до сих пор существует!), выразила свою боль в простых, но жестких словах: "Футбольный мир, которому Аго отдал всего себя,  жестоко его предал". А предательство не подлежит прощению, что бы ни пел себе Антонелло Вендитти:

"Вспомни обо мне, капитан,
и убери пистолет!
Предательство и прощение
рождают человека.
А сейчас возродись и ты!"

Яна Дашковская, специально для Calcio Dello Stivale








История итальянского футбола