Бандиты, пастухи и Философ (часть первая)
Разделы

Все статьи сайта





Football.ua представляет очередной материал спецпроекта Calcio dello Stivale.
Бандиты, пастухи и Философ (часть первая) 12 МАРТА 2010, 14:28
В футбольном мире всегда есть место сказке. Даже в наше такое, казалось бы,  "несказочное" время, когда баснословные суммы контрактов и спонсорских соглашений зачастую отодвигают на второй или даже на третий план первозданную природу футбола, существуют команды, глядя на игру которых так и хочется сказать - они словно из прошлого, когда спорт был спортом, а не бизнесом. Как правило, ни один из таких коллективов всерьез не претендует на какие-либо трофеи, они вспыхивают и гаснут, оставляя по себе толковых футболистов, которых переманивают состоятельные лидеры. Но даже одного сезона иногда хватает, чтобы навсегда остаться в футбольной летописи ярким моментом, о котором будут вспоминать вновь и вновь.

Одна из таких команд в современной Серии А - сардинский Кальяри. Еще двадцать лет назад россо-блу выступали в Серии С1, а спустя десять сезонов были середняком Серии В. Но славную историю этого клуба ласкали лучи славы, в ней было место для великолепного ощущения триумфа - такого неожиданного и в то же время заслуженного. Последние несколько сезонов Изолани шаг за шагом идут наверх - сейчас команда реально претендует на попадание в еврокубки. Кто знает, возможно, иногда к алленаторе красно-синих Массимилиано Аллегри является дух великого тренера Манило Скопиньо и делится опытом, рассказывая, как ему удалось сделать сильнейшую команду Апеннин из "шайки бандитов и пастухов".

Из грязи в князи

Как бы банально это не звучало - ничего не предвещало успеха. В конце 50-х годов прошлого столетия человек, который посмел бы выдвинуть идею о том, что вскоре Кальяри станет чемпионом Италии, в лучшем случае прослыл бы отчаянным фантазером, а что вероятнее - получил бы хорошую взбучку от сардинских тифози за бессовестное издевательство. Кальяри тогда как раз вылетел из Серии В, ситуацию усугубляли еще и постоянные изменения в администрации. За семь лет в клубе сменилось три президента - новоприбывшие вскоре понимали бесперспективность проекта и "покидали корабль". Так было до тех пор, как бразды правления из рук профессора Джузеппе Мелони (влиятельного политика и знатного руководителя, однако далекого от футбола) приняли двое достаточно молодых людей - Энрико Рокка и Андреа Аррика. Энрико стал президентом, Андреа - его замом, но, по сути, эти двое имели равные права и обязанности. Партнеры разработали четкий бизнес-план, которого так не хватало их предшественникам, поставив во главу не эмоции, а расчет. Однако не стоит думать, что Рокке и Аррике был чужд футбол - они жили им, просто имели несколько отличные взгляды на то, как нужно руководить командой.

На тренерский мостик был приглашен молодой и перспективный (ему едва исполнилось сорок) Артуро Сильвестри - экс-игрок Пизы, Милана и Вероны, двукратный чемпион Италии, уже успевший начать карьеру алленаторе в Тревизо и Ливорно. В первый же год работы Сильвестри поднял Кальяри в Серию В, а спустя еще два года наступил исторический момент. Впервые в своей истории Изолани добились права играть в элите! По итогам чемпионата  1963/64 Кальяри занял второе место, на два очка отстав от Варезе, и вступил в новый для себя мир Серии А.

Казалось, надолго команда в высшем свете не останется. Кальяри, в составе которого уже тогда выступали будущие творцы истории Луиджи Рива, Нене (его удалось купить у самого Юве),Ричотти, Греатти, Марио Мартирадонна, в пух и прах провалил первый круг дебютного сезона в Серии А, заняв по его итогам последнее место. Но после зимнего перерыва случилась первая в истории этой команды сказка - островитяне набрали бешеный ход и завершили чемпионат шестыми, обыграв Ювентус и Милан! Сильвестри продолжал планомерно работать, а под его началом все ярче и ярче блистал молодой воспитанник Леньяно Луиджи Рива. Кальяри удалось закрепить за собой статус твердого середняка, а Рива в сезоне 1966/67 стал лучшим снайпером первенства.

И пришел Философ

Летом 1966 года Милан переманил Сильвестри. Возможно, Рокка с Аррикой и были польщены таким признанием таланта их алленаторе, но необходимость искать наставника, который сможет продолжить начатое дело, уж точно не радовала. Останавливаться было нельзя - год за годом Изолани набирали "вес" в элите, и им был нужен наставник, который смог бы не только не дать погаснуть зарождавшейся победной искре, но и суметь превратить ее во всепоглощающее пламя. Таким человеком стал Манило Скопиньо, которого как раз погнали из Болоньи. Кальяри занял шестое место, а новый тренер получил приз лучшему алленаторе сезона, однако в команде не остался. Причиной тому послужил экстраординарный эпизод - летом сардинцы поехали в турне по США, и во время одной из вечеринок, сопутствовавших этому событию, заядлый любитель виски Скопиньо "перебрал" и справил нужду прямо под куст в саду отеля. Боссы Кальяри такой поступок не оценили - по приезду на родину Манило не только получил уже упоминавшийся выше приз, но и был отправлен в отставку. Без работы Скопиньо не остался. Анджело Моратти, президент Интера, пригласил его поработать в клубе в качестве помощника Эленио Эрреры.

Сезон у руля Кальяри начал Этторе Пуричелли, имевший опыт работы в Милане с самим Белой Гуттманом. Однако результаты ухудшились - команда опустилась на три строчки. Следующим летом Рокка и Аррика были вынуждены покинуть клуб, и к власти вернулся Энфизио Корриас - экс-президент регионального совета Сардинии, влиятельнейшая личность, который уже владел клубом в середине 50-х. Корриас вернул в клуб "философа" Скопиньо (правда, тогда о его философских способностях мало кто знал) и выдал тренеру карт-бланш. Мол, делай с командой, что хочешь, но нужно завершить работу и удовлетворить амбиции клуба, резко возросшие за последние десять лет.

Скопиньо принялся скупать игроков. Конечно, не сам, с дозволения президента, но все-таки большинство исполнителей попросил пробрести именно тренер. Из Фиорентины пришли портьере Энрико Альбертози, шесть сезонов отстоявший в основе Фиалок, и полузащитник Марио Бруньера, в Бари был найден левый защитник Джулио Дзиньоли (он, правда, стал основным лишь год спустя), из Брешии пришел либеро Джузеппе Томазини. За сезон Манило успел отлично изучить команду и четко осознавать, какие партнеры нужны лидерам вроде Ривы, Нене и Черы, чтобы те могли работать максимально эффективно.

И ведь сработало! Сезон 1968/69 с полной ответственностью можно назвать самым успешным в истории Кальяри на тот момент. Островитяне на протяжении всего чемпионата вели борьбу с Фиорентиной Бруно Пезаолы и Миланом Нерео Рокко. Очередной феерический сезон выдал Луиджи Рива, которого удалось удержать в команде, несмотря на посягательство Ювентуса и Интера. Нападающий стал с двадцатью голами лучшим капоканноньере Серии А. Практически весь сезон россо-нери, Фиалки и Изолани шли спина к спине. Поначалу лидировал Милан, затем, проиграв Болонье, уступил первое место Кальяри, который и ушел на зимний перерыв в качестве сильнейшей команды чемпионата. Но во втором круге россо-блу прогнозировано затормозили - столь резкая смена вектора в целях не могла на команде не сказаться. В 20-м туре Кальяри на родном стадионе Амискора уступил Ювентусу, и это поражение стало переломным. Всего одна победа в шести матчах, подопечных Скопиньо обходят Фиалки и уже своего не упускают. Итог сезона - второе место и путевка в Кубок УЕФА. Невиданный успех, но то ли еще будет...

Следующим летом были сделаны последние штрихи в создании команды-мечты. Кальяри продал в Интер игрока сборной Италии Роберто Бонинсенью, а взамен получил Анджело Доменгини и Сержио Гори. Кажется, в обиде не остался никто - Бонинсенья семь лет верой и правдой служил нерадзурри, став лидером миланцев, а пара новичков россо-блу с ходу прописалась в основе будущего обладателя скудетто. В остальном состав был стабилен, сыгран, надежен, в общем - "как семья".  Дружная, большая семья, в которой, несмотря на древнее футбольное правило "дисциплина превыше всего", было дозволено многое.

Сигареты и вино успеху не помеха

Рассказывает Пьерлуиджи Чера: "Однажды ночью Скопиньо застал нас за пирушкой. И сразу же спросил - винца не найдется?" Или вот еще пример. В команде многие курили - курил вратарь Альбертози, оправдывавшийся тем, что ему не нужно много бегать, курил, как ни странно Луиджи Рива (иногда по две пачки в день). Скопиньо об этом прекрасно знал и никогда не пытался пойти наперекор желаниям подопечным. Снова Чера: "Скопиньо заходит в комнату, где курят трое или четверо футболистов. Все в дыму, дышать сложно. А Манило достает сигарету и спрашивает, не побеспокоил ли он нас, не дай Бог".

"Как-то Скопиньо заметил, как один из наших футболистов выпивает в ресторане, - рассказывает Адриано Реджинато. – Так он подозвал официанта и говорит: «Видите вот того парня? Принесите ему, пожалуйста, еще один бокал вина. За мой счет»…"

"Если говорить о команде Скопиньо, самым ярким моим воспоминанием является именно коллектив, то, как мы общались вне поля, хорошо проводили время, веселились, это настраивало на отличный футбол", - делится впечатлениями Луиджи Рива.

"Мы дышали полной грудью. Не было давления со стороны СМИ, спонсоров. Мы играли в свое удовольствие, в простой и эффективный футбол, развлекались. Мы никого не боялись и никогда не переживали - это и стало залогом успеха", - считает Анджело Доменгини.

Продолжение следует (во второй части читайте о победном сезоне и подробнее о футболистах команды Скопиньо)

Часть вторая

Егор Лукьянов, специально для Calcio dello Stivale








История итальянского футбола