Безумная история любви
Разделы

Все статьи сайта





Football.ua в рамках спецпроекта Calcio dello Stivale рассказывает о великом итальянском бомбардире Филиппо Индзаги.
фото Getty Images ФОТО GETTY IMAGES18 НОЯБРЯ 2010, 19:02
"Я помню, как Пиппо впервые появился в сборной, - как-то рассказал прессе бывший игрок Скуадры Адзурры, пожелавший остаться неизвестным. - На тренировке все просто остолбенели - такой ужасной техники, как у него, мы не видели никогда, но он забивал и забивал!" Сколько же подобных высказываний можно услышать, когда речь идет об Индзаги... Йохан Круифф вообще заклеймил нападающего: "Он не умеет играть в футбол", но тут же добавил: "Просто всегда находится в нужном месте".

Сейчас, когда карьера великого бомбардира близится к завершению, все чаще говорят - мол, таких игроков уже нет, эпоха великих снайперов прошла, теперь на виду футболисты, имеющие другие козыри, куда более универсальные, являющиеся частью коллектива, а не эгоистичные самовлюбленные натуры. Индзаги не спорит - да, он был и остается эгоистом, да, для него куда важнее забить самому, чем отдать голевую передачу партнеру, да, частенько он игнорирует интересы команды, но все этот никак не мешает болельщикам боготворить его, а партнерам и тренерам отзываться о нем исключительно тепло. Пиппо просто знает свое дело и справляется с ним идеально, а все камни в огород Индзаги - от лукавого. Иногда ему даже кажется, что он слишком сильно любит футбол. До безумия.

"Мой главный секрет - дисциплина, хладнокровие, настойчивость и, конечно, любовь к футболу. Я родился таким, я всегда знал, что мне улыбнется удача, и я стану играть на высшем уровне, буду нападающим, который забивает очень много голов". А вот родители  СуперПиппо не так уж и верили в исполнение мечты своего чада. Вернее, мама Марина, возможно, видела в сыне будущую звезду, но готовила пути к отступлению - под ее чутким надзором Филиппо старательно отучился в школе, а затем еще и получил высшее образование. Удивительно, но, в отличие, от многих "мастеров мяча" с учебой у Индзаги никогда не возникало проблем - парнем он был толковым и постоянные дворовые баталии, к которым со временем добавились и занятия в молодежке Пьяченцы, вовсе не мешали Пиппо набираться ума-разума. А диплом еще и пригодился в дальнейшем - кто знает, вел ли Индзаги учет всем своим голам, не имей навыков бухгалтера?

Отец Джанкарло поддерживал рвение сына блистать на многотысячных стадионах - сам он поигрывал за скромную команду Либертас Пьяченца. Только вот сперва пристроил мальчугана... в рамку. Новый Дзофф из Индзаги не получился - ему претило стоять в воротах, да и тренеры быстро поняли, что толкового портьере из Филиппо не выйдет и перевели его в атаку. Впрочем, перчатки Пиппо еще наденет - через много лет в одном из благотворительных матчей великий бомбардир шутки ради занял место в воротах. Был на том поединке и отец семейства. Сейчас Джанкарло - самый преданный тифози братьев Индзаги, который, однако, не ограничивается посещением матчей. Он в хороших отношениях с агентом Пиппо и Симоне, часто общается с Адриано Галлиани и Арьедо Браидой и нисколечко не жалеет, что его сыновья посвятили свою жизнь футболу.

Отношения в семье Индзаги близки к идеальным. Филиппо (никакого Пиппо - родители"оставили" это имя болельщикам) при каждой удобной возможности благодарит родителей за воспитание, своим лучшим другом называет родного брата Симоне, а любимым блюдом - все, что готовит его мама. Сейчас они видятся не так часто, но Марина Индзаги надеется, что однажды братья вернутся в родной городок Сан-Николо, откроют там футбольную школу, и все будет, как много лет назад. Только семья, покой и кальчо. "Мы впитали футбол с молоком матери, мы выросли в чистом мире, - говорит Пиппо. – Футбол мне нравился с ранних лет, я любил и играть в него, и смотреть по телевизору. Где бы мы с братом Симоне находились, всегда искали футбольный мяч". Симоне, нужно сказать, в ранние годы считался более талантливым, но наш герой с детства научился думать, как взрослый – он не только не завидовал, наоборот, он всячески опекал младшенького, а когда старшие ребята приходили, чтобы позвать Пиппо поиграть в футбол, соглашался только при условии, что они возьмут и братишку. 

В 18 лет Индзаги попал в первую команду Пьяченцы, но за сезон сыграл всего два матча и был отдан в аренду коллективу серии С1 Леффе (позже клуб объединится с Альбинезе и результатом станет Альбинолеффе, сейчас выступающий в Серии В), тренировал которую небезызвестный по нынешним меркам Бортоло Мутти. Такая перспектива не слишком обрадовала юношу, и он всерьез думал о том, чтобы бросить все и вернуться в родные края: "Маленький город, никаких развлечений, поначалу мне было очень сложно, ведь я впервые уехал надолго из дому, но затем начался футбол и полегчало". По словам Филиппо, именно играя за Леффе, он осознал, что футбол станет его работой, а не просто развлечением. 

По словам отца Индзаги, стоит показать Филиппо фото, на котором он отмечает взятие ворот, тут же сын вспомнит все - дату, стадион, соперника. Такой себе альманах. Запись первая - 20 декабря 1992 года, Стадио Карло Мартинелли, матч против Сиены. Пиппо вышел на поле на 73-й минуте, а уже через десять минут впервые отличился на официальном уровне. Праздновал Индзаги всегда эмоционально -  что в семь лет, что тогда, что сейчас, а в его глазах в такие моменты читается "нет на свете человека счастливее, чем я". За Леффе Индзаги наколотил 13 голов, а следующий сезон начал уже в Серии В в составе Вероны, где, несмотря на новый уровень, повторил прошлогодний результат. Элита ждала, и гонцы от представителей высшего дивизиона постучались "в ворота" Филиппо очень скоро.

Парма, Аталанта, Ювентус, Милан - о перипетиях футбольной карьеры Пиппо в Серии А говорить можно долго. Крестоносцы стали первым этапом на пути Индзаги к вершине, и он вовсе не жалеет, что уже через год после того, как присоединился к Парме, принял предложение Аталанты. Дело в том, что дебютный сезон  под руководством Невио Скалы принес нашему герою больше разочарований, нежели счастливых моментов - он забил всего четыре гола и получил первую серьезную травму, поломав в товарищеском матче пятую плюсневую кость. В межсезонье ряды желто-синих пополнили Эрнан Креспо и Энрико Кьеза, и Индзаги не стал испытывать судьбу: "Мне нужно было решать, что делать. Звали в Бергамо, где от меня ждали много голов, команда боролась за выживание, с другой стороны, я мог остаться в Парме, но место в основе гарантировано не было. Я выбрал Аталанту - сезон в этой команде можно назвать трамплином перед тем, как я попал в Ювентус". Скала потом признался, что очень не хотел отдавать Индзаги и за полгода до этого не дал согласия на переход нападающего в Наполи, но все же не стал противиться желанию самого игрока.

В Бергамо Филиппо встретил старых знакомых - президент Руджери был владельцем Вероны, когда за нее играл Индзаги, один из главных акционеров клуба Маурицио Радичи "шефствовал" в Леффе несколько лет назад. С алленаторе Эмильяно Мондонико сработаться еще только предстояло, но на притирку времени почти не понадобилось. "Мондонико очень помог мне, я сразу почувствовал себя частью команды, понял, что мне доверяют". Результатом пребывания Индзаги в Аталанте стали 24 гола в чемпионате (первое место в списке снайперов) и фраза алленаторе: "Это не Индзаги влюблен в футбол, а футбол в него".

Боссы Пармы быстро поняли свою ошибку, но было поздно - несмотря на то, что Крестоносцы готовы были заплатить за Пиппо в три раза больше, чем получили от Аталанты, с Ювентусом бороться им было не по силам. Индзаги уехал в Турин, где повстречал человека, отношения с которым на несколько лет станут главной темой итальянской желтой прессы. Алессандро Дель Пьеро.

"Дель Пьеро - мой хороший друг, я его очень уважаю. Журналисты постоянно пытаются сделать так, чтобы все считали, будто мы недолюбливаем друг друга, но все это чушь. Спросите у Сандро". Четыре сезона Индзаги в рядах Старой Синьоры прошли под знаком голов (сколько их было, точно знает только Пиппо - разные источники называют цифру от 87 до 100),  скудетто 1998 года и постоянных слухов о том, что партнеры по нападению Юве, идеальная пара на поле, не переносят друг друга на дух. И надо сказать, несмотря на слова Индзаги, повод для таких умозаключений был - если не в первые сезоны, то, когда Пиппо уже доигрывал за туринцев, так точно. Потому и уходил наш герой без особого сожаления, устав от нервотрепки в СМИ и узнав от руководства клуба, что теперь ставка будет сделана на Дель Пьеро и новичка Давида Трезеге. "Да пожалуйста, себе же хуже делаете", - заявил Филиппо и упаковал чемоданы в направлении Милана.

Выступая за Юве, Индзаги сыграл в финале Лиги чемпионов - туринцы тогда уступили Реалу, а победу мадридцам принес единственный гол Предрага Миятовича. С Миланом же Пиппо доходил до решающего поединка трижды, и каждый из матчей принес ему абсолютно разные эмоции.

В 2003-м в Манчестере Филиппо получил шанс напомнить о себе руководству Ювентуса, но судьбу встречи решил не он, а удар Андрея Шевченко в серии 11-тиметровых. Пиппо даже не бил пенальти, что отнюдь не помешало ему стать одним из главных героев того турнира - Индзаги с десятью мячами стал лучшим бомбардиром команды в Лиге чемпионов!

Спустя два года был Стамбул. За нелепейшим поражением Милана, который после первого тайма вел со счетом 3:0, Пиппо наблюдал с трибуны, так как не мог сыграть из-за травмы. "Это было ужасно. Меня трясло от злости, отчаяния и понимания того, что я никак не могу помочь команде. Накануне финала я даже уехал с базы в Миланелло, не мог больше видеть, как мои товарищи тренируются, я сходил с ума. Но клуб был рядом, со мной продлили контракт. От серьезных травм есть польза - когда ты не можешь играть, ты осознаешь, как важны некоторые вещи".

"Это был мой вечер. Нападающий может забить сколько угодно голов, но по-настоящему понять, чего ты стоишь, невозможно, пока ты не отличился в решающем матче", - это уже Пиппо говорит о дубле в ворота Пепе Рейны в финале 2007-го. Величайший день для Милана, один из лучших в карьере Индзаги. По словам Филиппо, каждый гол для него - как ребенок, в таком случае, афинская двойня вправе претендовать на звание любимчиков своего отца.

Филиппо никогда не останавливается. Вот уже который год знатоки от футбола пытаются поставить на нем крест, но Индзаги всегда находит новую мотивацию. В нынешнем году - побить рекорд великого Герда Мюллера по количеству голов в Лиге чемпионов. Вершину Пиппо успел покорить еще до окончания группового турнира, дважды забив в ворота Икера Касильяса, но вслед за историческим триумфом последовало разочарование. "Кресты" - бич футболистов, который не обошел стороной и Пиппо. Вердикт медиков - сезон завершен.

37 лет - критический для нападающего возраст, повреждение крестообразной связки колена - одна из самых серьезных травм в футболе. Но, как известно, минус на минус иногда дает плюс. "День, когда я уйду из кальчо, будет самым тяжелым для меня. Но от этого никуда не деться, когда пойму, что уже не могу играть, я закончу карьеру. Знаете, о чем я жалею? Что мне сейчас не 20 лет... Тогда я смог бы выступать еще очень долго".

Юрий Шевченко, специально для Calcio dello Stivale








История итальянского футбола