Две жизни Джанлуки Пессотто
Разделы

Все статьи сайта





Football.ua представляет очередной материал спецпроекта, посвященного итальянскому футболу.
Две жизни Джанлуки Пессотто 07 СЕНТЯБРЯ 2009, 18:02
"Мне было очень тяжело, очень. Однако теперь я чувствую – то, что раньше мучило и угнетало, больше не может меня сломать. Когда ты достигаешь самой глубины страдания, ничто больше не может тебя испугать. Даже смерть. Как и все, я боялся ее, но после того, что я пережил, я больше не являюсь рабом страха или боли. Мы должны научиться в боли и страданиях находить сокровище, превращая их в ценный ресурс. Мы не имеем права давать ей раздавить нас" (Джанлука Пессотто, "Самый важный матч"). 

Богатые тоже плачут. Плачут и богатые футболисты. Нам, простым смертным, иногда трудно их понять, как же: всемирная слава и успех достигнуты, красивые девушки кидаются на них толпами, дети и семья обеспечены на несколько поколений вперед  и т.д. и т.п. Только вот мешок с деньгами не решает личностных проблем человека, а очень часто и вовсе добавляет – под влиянием прессы и болельщиков требования к себе многократно возрастают, а внутренней силы и характера, чтобы справляться с прессингом, хватает далеко не всем и не всегда. Вот и получается, что те, кто поглупее (в футболе – большинство) – отправляются в неконтролируемый загул;  те, кто поумней (меньшинство) – начинают копаться в себе и иногда не находят выход… Ко второй категории принадлежал Агостино Ди Бартоломеи, который читал Достоевского, а потом в один до ужаса прекрасный вечер выстрелил себе прямо в сердце. Таким был и экс-футболист Ювентуса с юридическим образованием, почитатель Достоевского с Шопенгауэром по прозвищу Профессорино. 

Жизнь первая

Джанлука Пессотто родился 14 августа 1970 года в небольшом городке Латизана, что в 37 км на юго-запад от Удине. Родился в обычной, ничем не примечательной, семье, разве что только тем, что оба ее отпрыска – Джанлука и Ванни – были поведены на футболе и все время проводили на небольшом поле в курортном городке на берегу моря Линьяно Саббьядоро, в котором прошло их детство. 

Если карьера Ванни, по большому счету, не сложилась, ибо он так и не дебютировал в Серии А, то футбольная судьба Джанлуки напоминает ступеньки, по которым он взбирался шаг за шагом с самого низа и на самый верх.  Начинал  он в детско-юношеском секторе Милана, откуда его отправили в Варезе из Серии С2 (64 матча, 1 гол) набираться опыта.  Потом – С1 в Массезе, где он 22 матча и 1 гол. После вполне позитивного опыта в Серии В с Болоньей и Вероной, Джанлуку, наконец-то, заметили в Серии А. Заметил Торино, в составе которого Пессотто дебютировал в высшем итальянском дивизионе 4 сентября 1994 года в домашнем матче против Интера. 

Пессотто: "Нерадзурри выиграли тогда 2-0, но, в целом, чемпионат был очень успешным для нас. Мы выиграли оба дерби и были единственной командой, которая два раза обыграла Ювентус. Этот сезон стал решающим в моей карьере еще и потому, что тренер Торо Сонетти перевел меня на позицию левого защитника, на которой я впоследствии добился успеха. От природы я правша, хотя и пишу левой рукой. Тогда было мало хороших игроков-левшей. Тот же Паоло Мальдини – правша, который прославился как левый защитник. Проблема левого защитника была актуальна и в Торино, Сонетти решил ее, переведя меня на эту позицию с правого фланга полузащиты. Такой себе знак судьбы".  

Тренер Ювентуса Марчелло Липпи, впечатленный выступлениями футболиста из Фриули в дерби делла Моле, настойчиво требовал приобрести Пессотто для своей команды, что и было сделано.  Казалось бы – вопиющее предательство, но, как ни странно,  многие торинези не испытывали к Джанлуке ненависти, учитывая его скромность и корректность, а когда произошло то, о чем будет сказано чуть позже, желали Пессоттино скорейшего выздоровления, столь же искренне, как и ювентини.

В составе самого популярного и титулованого клуба Италии Джанлука провел более десяти лет, сыграв 366 матчей, а потому собрал приличную коллекцию трофеев: четыре скудетто (минус два триколора по итогам Моджигейта), Лига Чемпионов, Суперкубок Италии, Суперкубок УЕФА, Межконтинентальный кубок… Неплохо для футболиста, мечтавшего просто поиграть в Серии А, не так ли? 

Особенно памятной и важной стала победа в Лиге Чемпионов 1996 года против Аякса, в которой бьянконери очень нуждались после обагренного кровью Кубка на Эйзеле.  Один из послематчевых одиннадцатиметровых, приведших к триумфу, реализовал как раз Пессоттино, также как и на Евро-2000 в фантасмагорическом полуфинальном поединке с голландцами, в котором Италия праздновала победу благодаря чуду по фамилии Тольдо. Кстати, на том европейском форуме Джанлука мог даже стать героем нации – ведь именно после его передачи Дельвеккио вывел Италию вперед в финале против Франции, однако на это не было воли Божьей (если так можно назвать взаимодействие множества переплетающихся причин): за 20 секунд до свистка Сильвен Вильтор счет сравнял, а будущий партнер по команде Давид Трезеге провел Золотой гол…

Хотя Пессотто никогда не был одним из тех зрелищных футболистов, на которого молились бы болельщики, он оставался непоколебимым игроком основы Ювентуса вплоть до сезона 2001/02, делая свой постоянный, но порой незаметный вклад в победы. А потом, в товарищеском матче перед мундиалем 2002 года против Уругвая, Джанлука серьезно травмировал колено –  и вместо основы Скуадры Адзурры, он получил полгода в лазарете. Пока выходец из Фриули лечился, нежданно-негаданно на левом фланге обороны бьянконери выстрелил другой Джанлука – Дзамбротта, и возвращаться ему было просто некуда. Постепенно наш герой прочно переместился на скамейку запасных, откуда продолжал служить Старой Синьоре верой и правдой до завершения карьеры в 2006 году. Ювентус оценил старания Пессотто и назначил его на должность менеджера команды, которую до него занимал Алессио Секко. 

За долгие годы игровой карьеры Пессотто, прежде всего, запомнился своим спокойствием, уверенностью и образцовой корректностью. Достаточно вспомнить один-единственный эпизод для примера: ювентини теряли скудетто в матче с Перуджей в 2000, шли последние минуты встречи, Коллина назначил несправедливый аут в пользу бьянконери – и Джанлука, вместо того, чтобы вбросить мяч и броситься вперед,  указал арбитру на его ошибку и отдал мяч соперникам… 

Поворотный момент

Утром 27 июня 2006 года Пессотто выпал (выбросился?) из окна последнего этажа клубного офиса Ювентуса, держа в руках чётки для молитвы.  Пролетев 10 метров, он ударился о две машины (повезло, что не о землю!) и остался лежать на стоянке между ними, получив множественные травмы и переломы. О том, что это попытка самоубийства, а  не просто несчастный случай, полиция сделала вывод из динамики происшествия, восстановленной по показаниям свидетелей. Позже Джанлука объяснял все довольно витиевато, а итальянская пресса в кои-то веки не стала давить и резать по живому: "Считаю, что это был несчастный случай, потому что я был не я, я не действовал осознанно, я ничего не помню, но раз это произошло, значит, это часть меня…" 

Узнав о случившемся, Фабио Каннаваро мгновенно прервал пресс-конференцию, и вместе с Дзамброттой, Феррарой и Дель Пьеро, получил разрешение покинуть расположение сборной Италии, в то время принимающей участие в немецком мундиале, и отправился в туринскую больницу Ле Молинетте. Джанлука перенес две операции, но тогда еще никто не мог сказать с уверенностью – выживет он или нет. 

Скуадра Адзурра Липпи, с которым Пессотто добивался самых значительных своих успехов, продолжала поддерживать его – находящегося между жизнью и смертью: после победы над сборной Украины 3-0 в 1/4 финала игроки вывесили плакат "Пессоттино, мы с тобой!", а общую победу на турнире Каннаваро и Дель Пьеро посвятили также и Пессотто, кинувшись к нему в палату с Кубком мира… 

К счастью, старания туринских врачей увенчались успехом, и 17 июня  они объявили, что жизни team manager’а  Юве ничто не угрожает. В сентябре Джанлуку перевели в другую больницу, в которой он полностью вернулся к жизни, а в январе он впервые появился на телевиденье со словами: "Я словно родился заново. Хочу начать все сначала с той же целеустремленностью, которая была у меня в детстве".  

"Самый важный матч"

В мае 2008 года Джанлука Пессотто выпустил автобиографическую книгу "Самый важный матч", в которой, при содействии журналистов Донателлы Скарнати и Марко Францелли, рассказал о своей футбольной карьере, о личностном кризисе, о трагическом происшествии, о том, как впервые пришел в себя после трагедии и как начал заново обретать радость в жизни.   

Только выйдя из комы, Пессотто увидел рядом с собой два рисунка своих дочерей Бенедетты (5 лет) и Федерики (10 лет): "На одном листке были четыре сердечка,  нарисованные Бенедеттой: мамино – большое и красное, папино – тоже большое, но синее, рядом с ними два сердечка поменьше – ее и старшей сестры. Федерика же нарисовала мой портрет, портрет мамы и свой в окружении целого поля цветов и яркого светящегося солнца". Дочери, жена Реана, любовь. 

С первых страниц книги перед читателями предстает картина того, как Пессотто впервые пришел в себя, не понимая, что с ним произошло, и как он оказался в том жалком состоянии.  Его окружала пустота и кромешная тьма, но рядом была семья, заботливые врачи, взволнованные партнеры по команде: слезы Паоло Монтеро, примчавшегося из самого Уругвая, который так похож на Джанлуку по своей чувствительности и так непохож по темпераменту; неподдельные чувства Алессандро Дель Пьеро, который вместе с верной подругой Соней Аморузо, вытирали пот, струившийся по лбу больного друга… Многочисленные звонки по телефону, сообщения, пожелания скорейшего выздоровления… 

Футболисты Скуадры Адзурры принесли только что выигранный Кубок Мира к нему в палату, спровоцировав у Пессотто сильные эмоции и повышение температуры.  Джанлука не может объяснить, что именно произошло с ним в тот день: "Со мной были мои чётки, я вытащил из сумки мобильный телефон, ключи от машины, ноутбук и сложил все аккуратно на подоконнике, рядом с выходом на чердак. Никогда раньше я чувствовал себя таким. Опустошенным". 

Рассказ о самой трагической истории своей жизни Пессотто оставил на последние главы, до этого рассказал совершенно обычную историю – историю о добром, интеллигентном, серьезном парнишке из хорошей семьи, о способностях к футболу, выборе в пользу школы Милана и переезде в Милан в 14 лет с папой Ремиджо. О болезненном разрыве с семьей, о пролитых слезах, об одиночестве: "Этапы моей жизни можно коротко описать следующим образом: небольшое поле рядом с домом в Линьяно, горькие слезы в Милане, подростковый кризис и одиночество в футбольном колледже, а потом неожиданное восхождение на вершину".  

Немало Пессотто рассказал и о клубе своей жизни – собственно после выхода из комы его второй вопрос, после дочек, был как раз о том, как обстоят дела у бьянконери: "Ювентус отображает мое мировоззрение и образ жизни. Несмотря на то, что я играл в одном из самых сильных клубов мира, главной его характеристикой была сдержанность: чрезмерный восторг и излишества не допускались, ни в хорошие времена, ни в плохие". Однако за этой знаменитой сдержанностью пряталась хрупкость, которую часто принимали за силу и стойкость. Поэтому Липпи и Капелло без задней мысли усаживали Джанлуку на скамейку со словами: "Ты же понимаешь…"  Он понимал, конечно, но страдал от этого не меньше, как страдал из-за допинг скандалов или Кальчополи… 

Злые языки утверждали, что у Джанлуки семейные проблемы, что он расстается с любимой женой Реаной, с которой он познакомился еще в бытность игроком Варезе, на что отвечать приходилось уже ей: "В прессе пишут много неправды о нас. Да, мы поссорились, но случилось это, потому что Джанлука не брал отпуск уже полтора года, очень уставал, мало спал. Мы уже организовали трехдневную поездку с дочками, когда он позвонил и сказал, что у него неотложное дело для Ювентуса. У нас дома царит спокойная атмосфера, а мелкая ссора из-за отпуска – обычная вещь в семье, из-за которой никак не может произойти то, что произошло. В последнее время он был очень грустным, все больше замыкался в себе, страдая из-за окончания игровой карьеры. Джанлука ездил по делам в расположение сборной, где встретил своих партнеров – ему было очень нелегко пребывать с ними по разные стороны  баррикад. Вообще, новая должность заставляла его нервничать, он всегда боялся футбольного мира вне раздевалки, боялся, что окажется не на уровне.  Наверное, Джанлуке не стоило сразу садиться за письменный стол, у него ведь было достаточно предложений, чтобы еще поиграть в футбол. Однако он пошел на это из любви к Ювентусу". 

Жизнь новая

Летом этого года Федерация футбола Италии признала "Самый важный матч" книгой года и присудила ее авторам специальную премию. Скорее всего, потому что эта книга основывается на опыте человека, соприкоснувшегося со смертью и научившегося ценить жизнь, который, в свою очередь, хочет поделиться этим своим открытием с другими. 

"В своей "первой" жизни у меня было чувство, что я не принадлежу этому миру; теперь же я вернулся. Я заново переродился и хочу уделить внимание тем мелочам, на которые раньше не обращал внимания. Я чувствую себя ребенком, который впервые увидел свет и с удивлением ищет смысл во всем. Я чувствую подлинную радость от того, что живу, все вокруг заставляет меня испытывать новые эмоции".  

Новые эмоции Пессотто будет где черпать – ведь этим летом он был переведен на должность ответственного за организационные вопросы в юношеском секторе Ювентуса. В том самом секторе, из которого недавно вышли Джовинко, Маркизио, Де Челье и Арьяудо и в котором и сейчас полно других талантливых ребят. 

Пессотто больше не боится, что он не сможет: "Я действительно счастливый человек, потому что сбылись все мои мечты. Когда я еще активно выступал, если бы меня спросили, чем бы я хотел заниматься после завершения карьеры, я бы ответил, что хотел бы поработать менеджером команды, а потом уйти в юношеский сектор. У меня все это получилось в нужный момент: первую должность я получил тогда, когда было важно постепенно оставить футбольное поле, теперь же я готов посвятить себя молодежи, в которых я вижу будущее". 

Пессотто теперь знает, что судьба была очень щедрой к нему, подарив второй шанс на жизнь, подарив ему будущее, и он сделает все, чтобы ее не разочаровать.

  

Яна Дашковская, специально для Calcio dello Stivale
 








История итальянского футбола