Ему обязан Кака
Разделы

Все статьи сайта





Как известно, удача слепа. Она не выбирает своих любимцев. Кому-то везет, кому-то катастрофически не фартит. И уж если Фортуна тебе улыбнулась, то необходимо из кожи вон лезть, чтобы не упустить подвернувшийся шанс.
Мохаммед Алию, фото Google.com МОХАММЕД АЛИЮ, ФОТО GOOGLE.COM13 НОЯБРЯ 2013, 18:32
Но не у всех это получается — иногда, понежившись в лучах славы и невероятных перспектив, счастливчик даже не замечает, что удача уже флиртует с другим, а к нему повернулась спиной.

Мохаммеду Алию повезло. Не потому, что он родился в Нигерии, не потому, что он с детства любил играть в футбол, и даже не потому, что его первая команда носила гордое название "Заря Янг Страйкерс". Повезло в тот момент, когда матч сборной Нигерии U-17 решил посмотреть Жозе Альтафини — известный в прошлом бразильский футболист, поигравший в Милане, Наполи и Ювентусе.

Молодые африканцы стали чемпионами мира в своей возрастной категории, и Альтафини возникла идея устроить для них турне по Италии. Жозе надеялся, что представители больших клубов заинтересуются кем-то из игроков, а он получит какой-никакой процент от трансферов — все-таки деньги лишними не бывают.

В 1997 году бразилец договорился о первом товарищеском матче нигерийцев на территории Италии — в небольшом городе Боргозезия на севере Апеннин они должны были сыграть против местной любительской команды. Альтафини разослал приглашения представителям множества клубов, но интереса мероприятие не привлекло. Не приехали скату ни из Милана, ни из Рима, явился лишь Серджо Ватта, который ранее работал с молодежью, но недавно как назло принял женскую сборную. Ватта посмотрел матч и отбыл, не сказав ни слова — Жозе оставалось лишь кусать кулаки, ведь, чтобы привезти африканцев в Европу, он потратил свои собственные сбережения.

В отчаянной попытке избежать краха Альтафини набрал номер телефона адвоката Аньелли и каким-то образом убедил того, что Ювентусу стоит провести матч с молодыми талантами. Игра состоялась – Алию был на поле, но представителям Старой Синьоры никто не приглянулся, и нигерийцы отправились домой. Уехал и Альтафини, не зная, что два игрока все-таки остались на Апеннинах. Каким-то образом Мохаммед Алию и Хашибу Гарба оказались в расположении Падовы.

"Я смотрел на них на тренировках и был просто восхищен", — рассказывал президент Падовы Чезарино Вигано. Но по правилам клуб мог заявить только одного игрока, не являющегося гражданином Евросоюза, пусть им пока и рано было выступать за первую команду. Вигано пришлось выбирать и в сердцах, не зная, кого выбрать, он бросил жребий. Повезло Алию.

Мохаммеду было всего 15, но это не помешало ему дебютировать в Серии Б – за первую половину сезона 1997/98 он провел четыре матча и был отдан в аренду Равенне. И снова удача – Арьедо Браида, директор Милана абсолютно случайно наткнулся на матч с участием нападающего и решил, что перед ним будущая звезда. Полтора миллиарда лир Падова получила за половину прав на игрока, которому, по словам тренера примаверы россо-нери Мауро Тассотти, не мешало бы набрать килограмм 25. Но масса – дело такое. Главное – талант.

Журналисты недоумевали – что это за темнокожий парень появился в Миланелло? Кто этот африканец, которого Альберто Дзаккерони ставит в основу в товарищеских матчах? Заинтригованная съемочная группа канала "Italia 1" прибыла в Миланелло, чтобы прояснить детали, но была выставлена вон взбешенным Браидой. "Вы ненормальные?! Если вы сделаете его знаменитым, знаете, сколько мне придется потом заплатить?!"

"Его главный козырь – скорость, — рассказывал Тассотти журналистам. – Над техникой необходимо поработать, но у него много времени. Алию отлично играет на втором этаже, и очень напоминает мне Джорджа Веа". Сравнения с великими игроками сыграли злую шутку не с одним молодым футболистом, и Мохаммед не стал исключением.

"Я знаю, что могу рассчитывать на него. У парня есть будущее", — говорил Альберто Дзаккерони. "В своем возрасте это феномен", — добавлял Тассотти. Алию даже сыграл пару матчей за первую команду, а руководство Милана выложило еще пять миллиардов лир за оставшиеся 50% прав на нападающего. Вигано даже не мог мечтать о подобном успехе — Падова прилично заработала на игроке, который попал в команду по воле жребия.

Набравшись опыта в Монце (26 матчей, 3 гола), Мохаммед вернулся в Милан в 2001 году, и понял, что отношения к нему изменилось. В команде уже не было Дзаккерони, никто не называл нигерийца "феноменом", а Альтафини предпочитал не вспоминать, что именно он открыл "будущую звезду". Сиена, Стандард, Монс, Гент, Зульте Варегем...  У Хашиба Гарбы, парня, который был с Алию на просмотре в Падове, карьера сложилась не лучше – он числился в Кьево, а затем метался между швейцарскими и итальянскими командами низших дивизионов. Глядя на его достижения, можно говорить, что Алию действительно стал звездой.

Вряд ли о Мохаммеде вспоминают болельщики Милана. Возможно, его вообще не помнят. Но Адриано Галлиани, без сомнения, может назвать всех игроков, которых подписывали россо-нери за время его работы в клубе. И, говоря об Алию, вице-президент красно-черных улыбается: "Не забывайте, что продав его в Стандард, мы освободили место в команде для Кака".

Юрий Шевченко, Football.ua








История итальянского футбола