Фиорентина Ye-Ye. Часть первая
Разделы

Все статьи сайта





Football.ua представляет очередной материал спецпроекта Calcio dello Stivale.
Фиорентина - обладатель скудетто 1968/1969 ФИОРЕНТИНА - ОБЛАДАТЕЛЬ СКУДЕТТО 1968/196919 АВГУСТА 2011, 11:47
"Если у тифози Фиорентины спросить, какое футбольное событие сделает его наиболее счастливым, он ответит: "Победа Фиалок в чемпионате и выигрыш у Ювентуса на его поле. А еще лучше - и то, и другое!" Что ж, много лет назад болельщики Скуадры Виолы были вне себя от радости - то, что казалось лишь мечтой, произошло"

Treno dei Pendolari, февраль - май 2005


В 1956 году Фиорентина выиграла первое в истории клуба скудетто, в следующем сезоне пробилась в финал Кубка европейских чемпионов, четыре первенства кряду занимала второе место. Специалисты говорили о начале "золотой эры" Скуадры Виолы, но только приближенные к руководству знали горькую истину. К середине 1960-х долг клуба составлял около 800 миллионов лир, и Фиорентина оказалась на грани банкротства, а соответственно и исчезновения. Удивительно, но спас Фиалок человек, родившийся на территории, где базируется злейший враг всех флорентийских тифози – пизанец про происхождению Нелло Бальини занял пост президента Скуадры Виолы. Так родилась знаменитая Фиорентина Ye-Ye.

Ye-Ye - стиль музыки, популярный в восточной Европе в начале 1960-х годов. Увлекалась им преимущественно молодежь, которую вдохновляли романтические баллады о любви и счастье. Бальини, известный предприниматель, владелец нескольких чернильных фабрик, прекрасно понимал, что в сложившейся экономической ситуации клуб не может позволить себе вкладывать серьезные суммы в приобретение новых игроков, потому четко обрисовал трансферную политику на ближайшие годы: "Один новичок за сезон, но качественный, и ставка на воспитанников Фиорентины, а также талантливых юношей со всей Италии".

"Мы разберемся с финансовыми проблемами, а затем уж примемся за усиление команды", - заявил новый президент во время своей первой пресс-конференции. На него смотрели, как на полоумного – мало кто верил, что клубу удастся избежать краха, о каком усилении вообще можно вести речь?..

"Бальини пришел ко мне и честно признался: "Знаешь, будь моя воля, я бы убрал тебя. Но мне сказали, что ты вроде как неплохой тренер, хорошо ладишь с командой. Я дам тебе шанс, но при первой же возможности отправлю восвояси", - вспоминает тогдашний алленаторе Фиалок Беппе Кьяппелла. Такая возможность у президента появилась лишь спустя два с половиной года, за которые Кьяппелла успел не только выиграть Кубок Италии и Кубок Митропы, но и подготовить костяк команды, которая в 1969 году вновь завоевала титул сильнейшей на Апеннинах.

Первым приобретением нового патрона стал 22-летний "римлянин с головы до ног", как писала пресса, Джанкарло Де Систи по прозвищу "Picchio" ("Пиккьо") – так в столице Италии называли разновидность юлы. Таким был на поле и Де Систи – за юркого и быстрого атакующего полузащитника Нелло выложил 250 миллионов лир, рассказав игроку и семье, что таких денег на всех Апеннинах стоит лишь он один. В Фиорентине Джанкарло должен стать эдаким "батькой" среди молодых и неопытных игроков. И это в 22 года! Тифози Ромы воем выли, требуя боссов клуба не отпускать Пиккьо, но уже через пару месяцев о нем заговорили, как об одном из наиболее сильных разыгрывающих в современном итальянском футболе. В итоге, в рядах Фиалок Де Систи провел 9 лет, сыграв почти три сотни матчей и став капитаном команды.

В центре поля в паре с Де Систи Кьяппелла доверил место еще одному римлянину – 19-летнему Клаудио Мерло. Он действовал ближе к атаке и, не обладая поставленным ударом, в чем он сам неоднократно признавался, предпочитал создавать моменты для нападающих Фиалок. "Мерло – один из величайших полузащитников, которых я видел в деле, - говорит Пиккьо. – Его козырем был интеллигентный пас, великолепная правая, фантастическое исполнительское мастерство".

В январе 1966 года в матче с Брешией дебютировал 19-летний Лучано Кьяруджи. "Его прозвали Бешеный конь – он был повсюду, шел в обводку, бил по воротам, все хотел делать сам", - вспоминает вратарь Фиорентины Рики Альбертози. "Скорость и техника – это были мои сильные стороны. Я не был нападающим штрафной, как принято говорить, потому что в силовой борьбе с защитниками я редко выходил победителем, к тому же неважно играл головой. Разогнаться на фланге, сместиться в центр, пробить – так я любил действовать", - рассказывает Кьяруджи.

Были и другие юноши – Марио Бертини, Уго Ферранте, Марио Бруньера, Марчелло Диомеди. По ходу сезона Кьяппелли действовал все более радикально, опытные исполнители теряли место в основе, уступая дорогу молодежи, и команде это шло лишь на пользу. Игра Фиорентины Ye-Ye не только радовала глаз тифозерии, но и давала результат – музей клуба пополнился третьим в истории Кубком Италии.

Финал турнира прошел в Риме, а соперником Фиалок был Катанцаро, команда Серии Б – лишь на последней минуте дополнительного времени флорентийцам удалось вырвать победу благодаря удару Бертини с 11-тиметровой отметки. Причем, пенальти был довольно спорный – мяч банально попал в руку защитнику калабрийской команды.

Фиорентина – Катанцаро 2:1
Голы: Хамрин, 30, Бертини, 119 (с пенальти) – Маркьоро, 47

Фиорентина: Альбертози, Пировано, Рогора, Ферранте, Бризи, Бертини, Мерло, Де Систи, Бруньера, Хамрин, Кьяруджи

Спустя месяц точный удар Бруньеры принес Скуадре Виоле еще один трофей – в финале Кубка Митропы Фиорентины оказалась сильнее чехословацкой Йедноты из Тренчина.

"Это не был ахти какой успех, но мы праздновали, как будто победили в Кубке чемпионов. Все были очень рады, все хотели продолжать побеждать", - вспоминает Де Систи.

В сезоне 1966/67 чемпионат отошел на второй план – накануне матча Фиорентины с Виченцей река Арно вышла из берегов и затопила Флоренцию. В результате разлива много людей погибло, была серьезно повреждена инфраструктура города, пострадали тысячи шедевров искусства. Игроки Фиалок вошли в ряды так называемых "Ангелов грязи"- отряда спасателей, в большинстве своем молодых ребят, которые пришли на помощь пострадавшему городу. Год прошел под знаком памяти о жертвах трагедии, потому футбол мало кого интересовал – подопечные Кьяппеллы, однако, финишировали четвертыми, и президент Бальини решился на смелый шаг.

Курт Хамрин, выступая за Фиорентину, забил 150 голов, однако былые заслуги не остановили патрона – 33-летний швед был продан в Милан, а на его место из Столицы мод прибыл 28-летний бразилец Амарилдо, чемпион мира 1962 года. За четыре года в Ботафого нападающий наколотил почти 150 голов, а на мундиаль ехал как резервист Пеле. Мало кто рассчитывал увидеть его на поле, однако уже во втором матче турнира Король получил серьезную травму. Его заменил мало кому известный юноша, завершивший чемпионат с тремя голами, один из которых был забит в финале. Неудивительно, что его тут же забрали в Европу – Амарилдо переехал в Милан.

Бразилец неплохо вписался в игру россо-нери и исправно забивал, но, как отмечали его партнеры, очень скучал по родине. Ему были непривычны действия итальянских арбитров, из-за чего нападающий часто отхватывал дисквалификации, непривычен итальянский быт. "Он всегда казался очень грустным, никогда не развлекался… Амарилдо чувствовал себя не в своей тарелке – ему не хватало Бразилии", - говорит Де Систи.

В отличие от громкого приобретения чемпиона мира, переход в Фиорентину аттакканте Марио Мараски почти не привлек к себе внимания СМИ и тифозерии. Как и Амарилдо, он отыграл за Фиалок три сезона и забил в два раза больше хваленого южноамериканца. "Мараски не был быстрым, но если хотел навредить сопернику, то он это делал. Не в физическом плане – в футбольном. Марио всегда боролся до последнего, цеплялся за каждый мяч, был настоящим хозяином штрафной площадки", - рассказывает все тот же Пиккьо.

Скудетто 1967/68 уверенно взял Милан Нерео Рокко, чему немало поспособствовал Хамрин. Фиорентина же стартовала неважно, и в декабре руководство приняло решение расстаться с Беппе Кьяппеллой – место на тренерской скамье получил дуэт Луиджи Ферреро и Артуро Басси, под руководством которых Скуадра Виола и вскарабкалась на четвертое место. Де Систи, к тому времени уже стал основным игроком сборной Италии, трио нападения Кьяруджи – Мараски-Амарилдо набирало ход, ходили слухи, что должность алленаторе вот-вот займет легендарный Эленио Эррера. Но… Тифози с недоумением наблюдали за тем, как прощаются с клубом Альбертози и Бруньера, проданные в Кальяри, Бертини отправляется в Интер, а вместо Эрреры Фиорентину принимает Бруно Пезаола. Аргентинский специалист мог похвалиться Кубоком Италии и вторым местом, добытыми с Наполи, но все же до регалий великого соотечественника ему было очень далеко…

Говорили, что Баньили встречался с Эррерой, Эленио дал добро на то, чтобы возглавить команду, осталась лишь подпись под контрактом, однако в дело вмешался влиятельный римский политик, и Маг был назначен тренером Ромы. А что Пезаола? "Он лучше играет в покер, чем тренирует", - говорили те, кто хорошо был знаком с деятельностью нового тренера Фиалок. В общем, чуда от фиолетовой команды никто не ждал.

Спустя год, один из тифози Фиорентины, возвращаясь на поезде из Турина, где его любимая команда, обыграв Ювентус, досрочно завоевала чемпионский титул, сказал: "Я готов умереть прямо сейчас – никогда в жизни больше я не буду так счастлив".

Продолжение следует

Юрий Шевченко, специально для Calcio dello Stivale








История итальянского футбола