Тайна одного покаяния
Разделы

Все статьи сайта





Все началось с письма… 29 августа 1999 года еженедельный католический журнал Famiglia Cristiana опубликовал странное послание, полученное от неизвесного футболиста:
Алессандро Калори АЛЕССАНДРО КАЛОРИ05 ДЕКАБРЯ 2010, 08:18
"Падре!

Я размышлял всю ночь прежде, чем взяться за ручку и рассказать о том грузе, который мне приходится носить в себе. Я хотел пойти на исповедь, но перегородка не смогла бы скрыть моего красного от стыда лица. А потом я вспомнил о Famiglia Cristiana и решил написать вам. Я футболист и я продал очень важный матч. Я навредил своей собственной команде ради предложенного мне выгодного контракта. Я повел себя низко по отношению к клубу и к болельщикам. Как ужасен наш мир, отец. Я не могу спокойно жить с тех пор, как сделал то, о чем сейчас рассказываю. Эт ноша давит на меня. Моя  совесть утрачена. Я перестал чувствовать себя человеком. 

В мире футбола подобное происходит постоянно и не только это. Поток денег уничтожил все вокруг, я тоже стал его жертвой. Люди отходят от футбола и правильно делают. Если так будет продолжаться и дальше, это пойдет на пользу футболу, и игроки, наконец, перестанут быть жертвами. Я осознаю, что я сфальсифицировал результат чемпионата. Кто простит меня за то, что я сделал? 

Футболист".

Не прошло и дня, как прокуратура трех городов начала расследование дела: Альбы, где собственно выходит это издание, а также Рима и Турина. Президент FIGC Лучано Ниццола заявил: "Если все подтвердится, пощады не будет никому". Издатели Famiglia Cristiana молчали, как рыбы, несмотря на все попытки прессы, в частности Gazzetta dello Sport, что-то у них выпытать о личности покаявшегося. Что остается делать в такой ситуации? Выдвигать собственные гипотезы. 

Одно из первых имен, которое возникло в журналистских кругах – Алессандро Калори. Тот сразу же выступил с опровержением: "Я католик, но это издание не читаю и никаких писем не писал. Больше не буду ничего комментировать до тех пор, пока остаюсь в профессиональном футболе". Тут надо сказать, что Калори остается в футболе в качестве перспективного тренера, сейчас он работает с Падовой в Серии В, поэтому в ближайшем будущем откровений, наверное,  ждать не стоит. 

Прокуратура требовала выдать оригинал письма и, по слухам, уже раздобыла записи телефонных разговоров редакции Famiglia Cristiana. Однако руковдитель издания Дон Антонио  Шортино продолжал настаивать: "Я никогда не назову имена ни автора этого письма, ни других из тех, кто нам пишет. Но  я надеюсь, что человек, чье заявление вызвало такой ажиотаж и обеспокоенность, сам решит отказаться от анонимности и докажет правдивость своих слов". И нарвался на критику Ниццолы: "У меня вызывают смех люди, кторые читают нам морали, а потом не сообщают имя футболиста, чтобы мы могли довести дело до конца". 

Пока продолжалось расследование, жуналисты узнали мнение связанных с футболом людей о событии.  

Дамьяно Томмази из Ромы, известный своей религиозностью, заметил: "Какое мужество проявил мой коллега! Я ставлю себя на его место и требую уважения к нему и к сотрудникам журнала. Я не верю в то, что это может быть фальсификацией". 

Джиджи Буффон тоже выглядел шокированным, даже более того: "Очень странное дело! Если это правда – я уйду из футбола. Я уверен, что покаявшийся футболист, действительно, существует". 

Пиппо Индзаги, наоборот, отнесся ко всему скептически: "Эта история сфальцифицирована. Нет никакого футболиста и нет никакого письма". 

Президент Лиги Кальчо Франко Карраро защищал свою контору: "FIGC проводит свое расследование, хотя, мне кажется, что прокуратуре будет легче добраться до сути дела. Со своей стороны скажу, что мир спорта и футбола в частности не должны быть запятнаны, потому что даже если что-то и было, все это проступки отдельных личностей". 

Высказал свою позицию тренер Скуадры Адзурры Дино Дзофф: "Я настроен скептически, потому что по стилю письма не скажешь, что оно написано футболистом. Но и не журналистом тоже. Скорее, духовным лицом. Не знаю. Возможно, сначала было устное покаяние, а на его основе появилось письмо. Мыльный пузырь? Нет, но, думаю, правда где-то посередине". 

Президент Асоциации футболистов Серджо Кампана стоял за своих: "Письмо раскаевшегося? Это все выдумки журналистов! Я бы очень удивился, если бы узнал, что письмо в Famiglia Cristiana – подлинное. Хотя в современном футболе чего только не бывает… И договорные матчи, и нечестные футболисты… Не говоря уже о некоторых аномальных результатах под конец чемпионата". 

Через некоторое время появился еще один анонимный раскаяшийся, который назвался другом предыдущего и намекнул на какого-то сотрудника клуба-гранда с инициалами  M.G., якобы выступавшего в качестве гаранта в этом деле.  Согласно новым фактам, эти двое футблистов получили предложение помочь поражению своей команды в обмен на место в новом клубе. А потом тот самый клуб, после победы на выезде, мог без особых проблем уступить гранду у себя на поле.  То есть, схема такова. В одном из матчей сезона 1998/99 некий клуб неожиданно проиграл другому клубу, который в следующем туре отдал три очка гранду. Внимательное изучение результатов поставило под подозрение матчи предпоследнего и последнего туров: Удинезе – Перуджа 1:2 и Перуджа – Милан  1:2. 

Воспоминания болельщика Перуджи: "Я могу вас уверить, что именно Грифоны  стали своеобразными "арбитрами"  скандальной финальной стадии чемпионата 1998/99. Мы стояли на вылет, но неожиданно привезли победу из Удине, хотя их команда боролась за место в ЛЧ. До этого мы не виграли НИ ОДНОГО матча на выезде, потому было весьма странно смотреть по телевизору на "уступчивость" фриулийцев. А в последнем матче на Ренато Кури (я там присутсвовал) на наших глазах происходил фарс. Объсню вам ситуацию. У Милана было на одно очко больше, чем у Лацио (обогнали в прошлом туре: Милан – Эмполи 4:0, Фиорентина – Лацио 1:1). У Перуджи и Пьяченцы – поровну очков, на одно больше, чем у Салернитаны. Эти трое разыгрывали вылет. Пьяченца и Салернитана играли между собой. В случае победы Милана Пьяченца спасалась бы даже после поражения, которое оставляло бы также и Салернитану. В Перудже было четко видно, что все спланировано: Милан должен был выиграть с преимуществом в один гол. Россонери забили дважды – Гули и Бирхофф, но вскоре защитник Сала совершил  необъяснимое нарушение в штрафной на Рапаиче. Пенальти пробил Наката – Аббьяти сам уклонился от траектории мяча. Потом должен был забивать Букки, но Аббьяти совершил суперсейв, только футболисты Перуджи не расстроились, а набросились на Букки за его попытку… На трибунах обсуждали происходящее и интересовались, что творилось в Пьяченце – там была нужная нам ничья 1:1. Главным эпизодом игры стал прочитанный по губам вопрос Галльяни. Он спросил не "Столько осталось до конца?", а "Сколько до конца в Пьяченце?" Потому что только тот результат оставался неизвестным, и, если бы Салернитана забила, Перудже  пришлось бы биться, несмотря на все договоренности… К счастью, этого не произошло и мы спаслись, но в тот день я покидал стадион с  чувством отвращения". 

Интересно, что с матчем Перуджа – Милан связано еще одно расследование.  Во втором тайме тренер умбрийцев Вуядин Бошков определил на замену бывшего футболиста россонери Алессандро Мелли, но тот отказался выходить на поле (!) и не дал никаких комментариев после игры, когда на него набросились толпы журналистов. Умбрийский клуб потребовал дисквалицикации Мелли, на что тот отреагировал весьма недвусмысленно: "Меня удивляет, что они решились на это, учитывая, что правда им хорошо известна. Не могу представить, как они планируют открыть ее перед лицом спортивного правосудия".  Но правды никто не открыл – все закончилось банальным разрывом контракта с игроком. 

Вице-президент Милана и Лиги Кальчо Адриано Галльяни выходил с каменным лицом: "Это все очень серьезно, нужно разобраться, иначе рухнет весь наш мир. Насчет большого количества денег в футболе, могу сказать лишь то, что в мире больше коррупции в бедных странах, а не в богатых". Оливер Бирхофф высказывался более прямо: "Никто нам не помогал! Мы на поле доказали, что выиграли скудетто заслуженно!"

Президент вылетевшей Салернитаны Аньелло Алиберти требовал остановки всех чемпионатов: "Прокурор сообщил мне, что пойдет до конца, чтобы обнаружить, кто стоит за этим письмом. Подозреваемые? Те, чьи имена звучат в прессе. Также под подозрением 5-6 матчей Серии А. Мы вылетели с разницей в одно очко и теперь нужно защищать интересы клуба и  четырех погибших болельщиков". И предположил: "Думаю, что за этим письмом кроется что-то более серьезное, давление, угрозы. Странно и то, что письмо всплыло прямо перед началом нового чемпионата. Тотализатор? Не стоит исключать и этот вариант".

В это время пресса на все лады продолжила склонять имя защитника Алессандро Калори, летом перешедшего из Удинезе в Перуджу. Ему даже пришлось нанимать адвоката и судиться со СМИ. Негодовал и вратарь дзебретти Луиджи Турчи: "То, что происходит – это позор! Называются имена, хотя ни у кого нет никаких доказательств. Если это в рамках закона цивилизованной страны, я готов покинуть Италию!" В сезоне, о котором идет речь, кипер Удинезе подвергся нападкам со строны Серджо Краньотти, что он якобы не особенно выкладывался в матче против Милана. Конечно, потом президенту Лацио пришлось извиняться, а Турчи клясться в своей чесности и честности своих партнеров. 

Выступили с официальными заявлениями и представители фриулийцев. Генеральный директор Пьерпаоло Марино: "В этом деле мы пострадавшая сторона. Если нам, в самом деле, наши же игроки вогнали нож в спину, значит, есть и тот, кто в этом виноват. Учитывая, что мы не завоевали столь желанное для нас место в Лиге Чемпионов, мы понесли огромные убытки".  

В середине ноября всплыло имя Лоренцо Баттальи. Матч, подпавший под подозрение между Ночериной и Кастель ди Сангро, остановили на 40-й минуте из-за беспорядков.  Хозяевам присудили поражение 0:2, из-за чего они потеряли шанс сыграть в плей-офф за выход в Серию В. Зато туда попала Савойа, куда и отправился Батталья. Вот что рассказал сам подозреваемый: "Несправедливо говорить такое о людях, не зная их. Я не продаю матчи и меня очень расстроили подобные обвинения. Надеюсь, что виноватого скоро найдут, хотя, сли честно, думаю, что это произойдет не раньше, чем лет через десять". Нашли, что называется, козла отпущения… 

Пятого февраля 2000 года Федерация официально передала дело в архив по причине невозможности выявления автора письма, как следовало из результататов расследований и допросов. Еще через год  с сотрудников Famiglia Cristiana Антонио Шортино и Антонио Риццоло сняли обвинение в сокрытии фактов – тайну исповеди ведь тоже нельзя нарушать. Другими словами, дело потихоньку прикрыли, не дав возможности развиться в нечто серьезное. Потому что "если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно" (с), как было с Кальчополи. Кстати…

… Лишь в 2006-м вновь возник повод вернуться к анонимному письму, когда в ходе допросов один из главных фигурантов Кальчополи арбитр Массимо Де Сантис рассказал, что в 2000 году Ювентус специально проиграл Перудже, причем сделал так, чтобы победный гол забил именно Алессандро Калори – автор того самого анонимного письма, виновный в фальсификации результата матча Удинезе – Ювентус в сезоне 1998/99. Поэтому, по мнению Де Сантиса,  бьянконери ничего не оставалось, кроме как проиграть в Перудже и отдать скудетто Лацио, задушив назревающий скандал в зародыше. Или точнее, отложив его на несколько лет. 

Яна Дашковская, специально для Calcio dello Stivale








История итальянского футбола